Стивен Кинг. Сияние
Стивен Кинг. Сияние
18.06.2017
Джеймс Роллинс. Алтарь Эдема
Джеймс Роллинс. Алтарь Эдема
18.06.2017
Борис Акунин. Кладбищенские истории

Купить

Длительность: 7 ч. 01 мин. 55 сек.

Чтец: Григорий Чхартишвили, Александр Филиппенко

Правообладатель: СОЮЗ

В аудиокниге «Кладбищенские истории» Григорий Чхартишвили (Борис Акунин) расскажет вам о шести старинных некрополях, расположенных в разных частях света.

Борис Акунин напугает кладбищенскими рассказами, где вы встретитесь с помещицей Салтычихой, с Оскаром Уайльдом, с основоположником марксизма и даже с сыщиком Эрастом Фандориным…

Аудиокнига Бориса Акунина «Кладбищенские истории» состоит из очерков и новелл в стиле детективного триллера «Кладбищенские истории» составлена из шести самостоятельных глав, каждая из которых посвящена одному из известнейших и загадочнейших кладбищ мира:

Донское кладбище (Москва)

Хайгейтское кладбище (Лондон)

Кладбище Пер-Лашез (Париж)

Кладбище Грин-Вуд (Нью-Йорк)

Иностранное кладбище (Иокогама)

Кладбище Патриархов на Масличной горе (Иерусалим)

Каждая из глав, в свою очередь, подразделяется на два разнородных по стилю и жанру фрагмента: документальный очерк-эссе, чьим автором следует считать Григория Чхартишвили, и беллетристическую детективную новеллу, написанную «рукой» Бориса Акунина. Таким образом, книга представляет собою как бы плод коллективного творчества, равноправного соавторства двух писателей – реального и выдуманного.

«…Я писал эту книгу долго, по одному-два кусочка в год. Не такая это тема, чтобы суетиться, да и потом было ощущение, что это не просто книга, а некий путь, который мне нужно пройти, и тут вприпрыжку скакать негоже – можно с разбегу пропустить поворот и сбиться с дороги. Иногда я чувствовал, что пора остановиться, дождаться следующего сигнала, зовущего дальше.

Дорога эта оказалась длиной в целых пять лет. Началась от стены старого московского кладбища и увела меня очень-очень далеко. За это время многое изменилось, «и сам, подвластный общему закону, переменился я» – раздвоился на резонера Григория Чхартишвили и массовика-затейника Бориса Акунина, так что книжку дописывали уже вдвоем: первый занимался эссеистическими фрагментами, второй беллетристическими. Еще я узнал, что я тафофил, «любитель кладбищ» – оказывается, существует на свете такое экзотическое хобби (а у некоторых и мания). Но тафофилом меня можно назвать лишь условно – я не коллекционировал кладбища и могилы, меня занимала Тайна Прошедшего Времени: куда оно девается и что происходит с людьми, его населявшими?..»

По теме: